Команданте

С чего для тебя начинался страйкбол?

Страйкбол для меня начался с дочи: это она привлекла осенью 2008 года мое вни-мание к страйкболу, и я полез копаться в интернете, где набрел на зеленую конфу. Поизучав все, что смог, по описанной на сайте схеме для новичков «найди команду», списался с несколькими командирами и записался в ANEC, где командиром был «Леха».

В этом же году я попал на игру «Будапештский плацдарм — 2». Я был рекрутом и смотрел на все широко раскрытыми глазами. Такого замечательного бардака (в хорошем смысле) я не видел никогда: ожидая от военной игры дисциплины и субординации, наслаждаться тем, как бойцы посылают «далеко» командование, выключают рацию, когда им не до нее и так далее… Это стало для меня вызовом. Как и все новички, я решил хоть что-то изменить.

Весной 2009 года я перешел в команду «ОСНАЗ» (командир — Дмитрий Максимов «Макс»), и в составе этой команды принял участие в Открытии СК, став благодаря Дмитрию начальником штаба стороны, которой он командовал. На тот момент это была самая большая страйкбольная игра: каждая сторона была примерно по 850 человек. Никогда раньше не встречал столько говна и критики, как во время подготовки и проведения этой игры и по ее итогам. Беда в том, что страйкболисты любят сами себе придумывать задания, сами решают когда и куда они уйдут с позиции «кого-нибудь повоевать». Кроме того, я в первый раз в жизни столкнулся со сливом с ночной фазы. Переправу нашей стороны должны были оборонять 500 человек, а ночью Света «Бестия», командовавшая блоком, сообщает: «С нашей стороны семь человек, а с той стороны четверо голландцев и еще кто-то один неизвестный еще».

Кто был среди первых игроков, позывные и имена помнишь?

«Леха», «Бестия», «Джурга», «Лео», но мой круг знакомств был тогда такой небольшой, что мало кого запомнил. Ну, что еще надо рядовому страйкболисту знать из позывных? Позывной командира и командира стороны и нескольких сокомандников… Потом, конечно, со временем, запомнились «Сильвер», «Бандит», «Кастор», и, конечно, Вова «Марлон».

На первой «Аляске» я познакомился с «Петровичем», командиром команды «Феникс», где я командовал стороны, там же познакомился с Бором.

Много времени прошло — страйкбол развивается?

Страйкбол, безусловно, развивается, он уже зарегистрирован как вид спорта. С точки зрения мировых трендов российский айрсофт — это удивительное явление, потому, что таких полигонов, такого обеспечения техникой, пиротехники и и участия военнослужащих нет ни у кого в мире. Одна только «ЗАРЯ» проводит 80 игр на 30 полигонах различных субъектов РФ, что составляет примерно четверть от всех игр на 400+ участников. Число малых игр просто не поддается подстчету.

Какая игра была для тебя самой интересной?

Цикл «Аляска» и «Открытие СК» 2010 года. В цикле «Аляска» существовала экономика и были не только экономико-военные задачи (добыча нефти, например). На «Открытие СК 2010 года» я отвечал за оборону участка фронта (переправа) и в полной мере ощутил, что такое бездарность командования — я имею в виду ночной штурм силами 200 человек на пулеметное гнездо через ручей по узкому мостику, когда решение явно было принято по карте, не приняв во внимание, что противник пристрелял пулеметы аккурат по этому единственному узенькому мостику.

Еще хорошо бы вспомнить серию игр «Ночь в музее» на Поклонной горе, которую я делал с Дедом, а затем с Сержом и Лавриком.

Какая игра была самой массовой?

Самой массовой игрой в моей жизни (около 5000 человек, включая военнослужащих, посредников, фотографов и опоздавших команд) была игра «Сутки на броне» весной 2014 года. На ней впервые победившая сторона получила Кубок Министра обороны по военно-тактическим играм. На нее же впервые массово приехали иностранцы: французы, китайцы, бразильцы, прибалты, голландцы, израильтяне, казахи…

Для многих страйкбол стал не хобби, а образом жизни. Как ты к этому отно-сишься?

Отношусь к этому положительно, потому, что наш лозунг — «больше хорошего и разного страйкбола». Я прошел все стадии страйкбольной карьеры: от рекрута до командования стороной, далее — массового организатора игр, руководителя оргкомитета, реализующего государственные проекты. Я рад, когда в среде появляются адекватные люди, выросшие из хобби. Многих мы берем на работу.

Каким должен быть страйкбол?

Очень дружественным, неагрессивным.

Среди перспективных направлений я бы видел широкое использование геопозиционирования, «гибридную войну» для болельщиков, привлечение к штабной работе ветеранов вооруженным сил, в том числе, с ограниченными возможностями, обще соревновательный день до игры, учебные занятия по тактике, материальной части, которые проводили бы военные.

Страйкбол должен быть с графиком, утвержденным на год, согласованным с госорганами, с расписками о ТБ, с дежурством медиков и машины Скорой помощи, со страховкой полигонов, с наличием соответствующего пожарного инвентаря, с охраняемыми жилыми лагерями и парковками, с лицензированной пиротехникой и радиосвязью, с питанием и санитарными удобствами, а так же с пунктами обогрева в холодный период, с жестким фильтром неадекватных и криминальных элементов, жесткими банами за нарушение правил и с минимум других ограничений.

Я убежден, что стоимость игры надо строго привязывать к минимально-гарантированным сервисам, которые оказывают организаторы, особенно питание и санитарные удобства.

Никто не застрахован от неудач, расскажи, как вышло с той неудавшейся игрой в Абхазии в 2008 году?

На игру в Абхазии записалось около 400 человек и люди сдали деньги. Мы полностью договорились с принимающей стороной, включая Госбезопасность Абхазской республики, Управление по спорту и Минобороны Абхазии, но мы не смогли организовать бесплатную доставку игроков из Россию в Абхазию. Я переоценил свои силы и быстроту реагирования на запросы от всех сторон организации игры.

Деньги я вернул всем, кто обратился — а люди обращались несколько лет.

Вся эта история не раз использовалась для травли и нечестной конкуренции и я благодарен всем тем, кто в этом не участвовал.

Как ты относишься к околострайкбольным темам: ролевки и т.п.?

Позитивно. Еще раз — больше страйкбола веселого и разного. И сталкер-страйк, и военно-экономический и военно-исторический страйкбол — все они являются тактическими играми в расширенном понимании слова «тактика».

Бывает ли, что ты читаешь книгу и осеняет — вот она игра!

Бывает, что я читаю не художественную книгу и понимаю «вот она игра». Игра по выдуманному сюжету даем много путей развития, но по историческому сюжету создает нужную внутреннюю мотивацию.

Я хочу сделать игру по мотивам переправ на реке Эльба в 45 году советскими частями против 12 армии Венка, когда несколько тысяч немецких солдат при поддержке танков смогли вклиниться в расположение 54-й гвардейской стрелковой дивизии и захватить Цеш-на-Зее и окружить часть подразделений 160-го стрелкового полка. Советским солдатам тогда пришлось занять круговую оборону и отбивать атаки противника до того, как к ним на выручку из Барута не подоспел 150-й гвардейский стрелковый полк.

Очень интересный исторический бой, мало освещенный в нашей историографии и где было место и стойкости и героизму.

Что тебя держит в страйкболе?

Сейчас меня держит огромное количество обязательств перед регионами, игроками, сотрудниками и перед Минобороны.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.