Сталкер Старший

Когда и с чего для тебя начался страйкбол?

О страйкболе я узнал в 2001 году от Андрея Шевцова — он мне показывал кучу различных видео-материалов, всяких роликов. И хотя я уже тогда начал себе приглядывать привод и чего-то еще, со страйкболом как-то не срослось. А срослось где-то через пару лет, когда я попал на открытие сезона в «Голубую устрицу». Андрей тогда тоже там был. Вобщем, я впечатлился. Мне до сих пор эта игра помнится со всеми деталями. Понравилось. Вот так и пошло потихоньку. Я играл в «Устрице», и даже, по-моему, два сезона в качестве командира команды. Дважды мы выиграли «День независимости». Где-то году в 2006 меня пригласили уже в «Коты», в них я и остался.

Кто из первых игроков тебе особенно запомнился? 

Я достаточно хорошо помню «Дасти Миллера», тем более, что мы с ним профессионально общались. «Оцелот» — хотя мы не общались с ним тесно, но как игрок он был интересен. «Мужик», естественно, он уже тогда был мужик основательный. «Коты» всегда выделялись определенной суровостью. Многие запомнились, — тот же Рома Смирнов, тот же Гриша «Шерхан», который всегда был весьма и весьма колоритен. «Балу» — общались мы с ним часто, практически по всем вопросам был не согласны друг с другом, но, тем не менее, с удовольствием встречались. Тогда же «Шпион» был, весьма интересный человек такой. В общем-то он и есть, слава Богу… «Коматоз», «Рат». Фигуры такие, некоторым образом, в страйкболе исторические. Очень хорошо я помню белоруссов, жаль, сейчас их нет, очень хороший, классный контакт был с Игорем Немовым. К сожалению, они сейчас практически нигде не появляются. Немов вообще, по-моему, от страйкбола отошел. А жаль, потому что классный мужик был. Они приезжали на «День независимости» к нам, и мы к ним ездили — на Минские игры.

Из других городов на тот момент мало игроков появлялось. «Ростов» — Паша Ростовский хорошо запомнился. И сейчас общаемся с удовольствием. «Турист», «Хохол» – классные мужики. Я с удовольствием к «Хохлу» ездил сам. Тоже не стало его в страйкболе, отошел куда-то непонятно куда. «Димыч» – тоже весьма своеобразная фигура, из той же «Устрицы», но он сам ушел из страйкбола несколько лет назад, уж не знаю, по какой причине. Тоже интересный человек. А вот с калининградцами не общался практически совсем, с питерцами – с немногими, честно говоря, общался редко. Так уж сложилось. С ивановцами из «Страйк-37» очень приятно было общаться. И сейчас контачим часто.

Скажи, пожалуйста, по твоим ощущениям, как развивается страйкбол?

Нециклично развивается. Сначала сидим тихо – не видим, не видим, не видим, бах – всплыло. Побежал народ. Надоело, разбежались. Потом что-то где-то — раз! Опять побежали. А-а-а! Вот таким вот накатом. И, к сожалению, я не вижу пока, во всяком случае, причины, чтобы было по-другому. Вот на этом подъеме флага никто не подхватывает. Народ, не  получая ожидаемого эффекта, начинает расползаться.

Куда?

Куда угодно. Некоторые в хардбол уходят, например. Некоторые просто уходят куда-то, вообще не пойми куда. Бывает, ну что теперь делать?

Ну что ж, это нормальная эволюция, жизненный процесс происходит.

Хотелось бы, чтоб он был не столь спонтанен.

Какие игры тебе больше всего запомнились? 

«Минский Котел». Где-то в 2004-2005 году в Минске – это было приятно, это было интересно. Ногинские игры, которые делал «Рыбак», они были достаточно интересными, я бы сказал, весьма, чем-то таким неожиданным. Из крупных сложно сказать… Попытки делать игры с «Синдикатом». Мы с ним очень много разговаривали на эту тему, даже как-то совместно хотели поработать… Но в итоге я от этих планов отошел, потому что понял, что народ четко ломится в сторону большого количества игр. Ну зачем? Сделай ты одну, но качественную игру. Чтобы народ про нее помнил и говорил. А когда они идут чуть ли ни через неделю, народ просто устает, тем более, что развития никакого нет. И одна и та же ситуация: я вам дал полигон – бодайтесь, как хотите. Примерно так и было.

Когда-то Командора поймал:
-Что здесь за бардак? Кто в лес, кто по дрова.
— А я что, должен за каждым по полигону ходить?
— Но ты же организатор!
— Я им не папа и не мама.

Я хорошо отношусь к Командору, но больше почему-то мы с ним ничего не проводили. Он меня не звал – наверное, не хотел. Собственно, я хочу сказать, что и эти игры я с ним не проводил. Пытались как-то советоваться. В итоге он решил, что знает лучше. Наверное, действительно знает лучше то, что касается его игр.

«Диверсанты – 4», «Диверсанты — 9» — до сей поры эти игры остались в памяти, считаю, что никто не сумел их повторить. Просто реально их делали 3 человека. Вся сценарная часть и пахалово – мои. Общее руководство, загон пинанием – это «Мужик». И «Спирит», который отвечал за всю предварительную организацию. «Спирит» сейчас в Штатах, «Мужик» занят работой по самое «не могу». А я один все это тащить просто не в состоянии.

Скажи, пожалуйста, какая игра на твоей памяти была самой массовой? 

Самой массовой? На мой взгляд, таких игр было несколько. Открытие, по-моему, в 2005 году, в Ногинске. Первый Ногинск, который вел «Рыбак». Это, безусловно «Минский котел». Народу было до хрена, со всех сторон понаехали. По количеству очень массовыми были «Диверсанты» — восьмые, кажется, не помню точно – тогда около 800 человек играло. Четвертые «Диверсанты» – самая страшная игра за всю историю российского страйкбола, потому что было 30 градусов жары и шел тропический ливень.  Да какой! У меня аж машины в сторону водою отнесло. Но, ни один человек с поля не ушел. Рубились до последнего, мокрые, грязные, получили колоссальный кайф. По массовости, пожалуй, все.

Как ты относишься к людям, для которых страйкбол перестает быть спортом или хобби,  и становится образом жизни?

Да ничего страшного. Понимаешь, жить можно везде и жить можно по-разному… Все зависит от того, какую ты в этой жизни ставишь цель. Если есть желание внутренне «оттопыриваться», чтоб все на тебя пальцем показывали: «Какой крутой!», – так всегда будет кто-то более крутой. А если ты хочешь сделать так, чтоб о тебе всерьез осталась какая-то память, то пусть даже не сам сделай, а просто помоги сделать то, о чем помнят. Это здорово, это хорошо. Главное – не делать для себя цели жизни в виде обмундирования за десятки тысяч рублей, не кичиться  жутким количеством приводов, формой, снарягой… Есть такой командир команды «Чеглок», у них в команде на страйкбольном оружии стоят прицелы по две тысячи баксов. И что? Где они? Я вообще о них не слышу последние два года ничего, даже краем уха, — не поперла крутость. Личная крутость она хороша до определенного момента, пока она может работать во благо. А как только крутость ради крутости, человек исчезает, перестают замечать то, что он выделяется из всех.

Каким, по-твоему,  должен быть страйкбол?

Он ничего никому не должен. Просто должен быть. Есть такое понятие – среднестатистический игрок. Он не фанат, а обычный человек, у которого есть своя жизнь, семья, есть работа и дом. Наступает такой момент, когда у него есть возможность, есть время и желание поиграть. Приезжает он куда-то, и ему не надо там копать себе укрытия, не надо обзванивать кучу людей: ребята, давайте мы куда-нибудь поедем. Человек может приехать туда, где он знает, что будет игра. Он может зайти на сайт и выбрать: здесь такая тема, тут — такая, там участвуют такие орги и команды, здесь — другие. Кого-то он знает, о ком-то слышал. Кого-то не знает, но есть хороший отзыв. Поеду туда. Человек звонит, приезжает, отыгрывает два часа, или три, или сутки, двое суток, — у кого к чему лежит душа. Он выходит оттуда не полумертвый от ужаса и усталости, а у него еще есть силы, чтоб добраться домой. Вот такой страйкбол — это было бы хорошо. Когда у игрока остаются положительные воспоминания. Когда ему не надо выталкивать на горбу свой застрявший автомобиль, который сел на брюхо в непролазной грязи. Когда он приходит в столовую пожрать, и ему не говорят: абзац, мужик, все повара ушли спать. И не когда он бежит на задание, прибегает куда-то, ломится, а потом выясняется, что игроки на все забили, и там ничего и никого нет. Зря бежал. Вот одно это впечатление ломает весь кайф от любой игры, абсолютно любой. И таких примеров – вагон и маленькая тележка.

Если ты берешься организовывать игру, будь любезен, продумывай все, или хотя бы максимум. Не можешь продумать сам – других пригласи. Тем же игрокам  предложи. Все ж не дураки, люди прекрасно своими головами соображают. И потом, не должно быть никакой фантастики: абсолютно невышибаемого никаким количеством шаров человека, который бегает где-то, изображая из себя неизвестно что. По идее, должно так: есть кто-то, кто это делает — и есть люди, которые этим пользуются. К сожалению, не получится так, чтобы все дружно стали делать что-то, организовать их крайне тяжело. Я, кстати, именно по этой причине не езжу упорно на «Бергет» и не поеду никогда. Не воспринимаю совсем такую организацию, в принципе, даже в теории.

Как ты относишься к околострайкбольным темам: ролевки, игры специфические — скажем, дикий запад, мафия Соединенных штатов 30-х годов или Одесса 20-х годов, отыгшрываемая с применением страйкбольных револьверов?

Ну, про Одессу ничего не скажу, потому что вообще не знаю ничего. Про мафию слышал, но не участвовал, про запад слышал и видел, но не участвовал тоже. Думаю, почему нет, кстати говоря? Что ж, по-вашему, если у меня есть винтовка, то я из нее только по людям должен стрелять, а в цели стрелять не могу, охотиться не могу? Что за бред? Не нравится — не езди, кто ж тебе не дает, кто ж тебе запрещает?

Хорошо, а ролевки, сталкеры и прочее?

От «Сталкера» в этих играх только название группировок и локаций и всё, больше ничего ничего. Вот Майлз — он сделал в свое время хорошее дело, а именно работа на мэйле, работа с артефактами, аномалии отработали четко. У меня был такой план, и я, кстати, предлагал его осуществить, даже разговоры об этом были и хотели сделать на Нахабинском инженерном полигоне. Хотели делать «Сталкера» в этих подземельях и даже сценарий начали писать, но оно как-то все зависло, народ этот исчез и больше не появился. Все зависит от организации, если действительно правильно организован этот мир, то ты можешь жить в нем только по тем законам, которые в нём есть и больше никак. То есть, ровным счетом от тебя ничего не зависит, от головы — да, а от щеконадувания — нет. Вот в этом плане может быть «сшита» шикарная вещь, обалденной красоты, за нее народ будет с удовольствие рубиться и все делать, но никто не взялся этим заниматься, а я один делать это не буду.

Тут, ребята, что-то одно: либо вы делаете мир «Сталкера», либо вы играете в страйкбол. А так получается, что мы делаем что-то непонятное, оно и ползать не может, и летать еще не в состоянии, а что вышло — хрен его ведает.  Тщательно прописывать надо условия, грамотно продумывать всякие непонятки. Да, это технически сложно, но это абсолютно выполнимо. У меня был совершенно в полном объеме реализован сталкнет и все эти самые наладонники, они все работали, я все практически опробовал.

У Майлза сейчас есть.

Майлз в каком году это сделал? Вот 2007-ом у него точно это было. У меня это было сделано еще в 2006 на PDашках, но так никому и не стало нужным до сих пор.

Почему это никому не нужно?

А вот так. Это не ко мне вопрос.

Нужно было попробовать настоять на этом.

Этим никто не заинтересовался. На одних «Диверсантах» я такую вещь применял. Игрокам надо было пробраться в некий район, поймать там по WiFi некое сообщение, из которого что-то было дальше реализовано, что-то нет, но свою роль оно сыграло, и народ там долго шарился, пытался найти где, как и почему. Нашли, пробрались под носом вражеских часовых, сняли информацию. Что тут невыполнимого-то?

Часто ли тебе попадаются книги, по сюжету которых можно было бы писать сценарии для страйкбольных игр?
Могу сказать, что практически все мои книги — сценарно реализуемые и киногиничные, т.е. сейчас по очередной книге собираются киносериал снимать. Они все абсолютно, без каких-либо допусков и натяжек ложатся на любой сценарий.
А если говорить о других авторах?

Есть, тоже самое — Артем Рыбаков. Это вообще из всех книг самая близкая по тематике, куда уже дальше. Ивакин точно нет. У него жесткий военный сценарий, абсолютно жизненный и жестокий. Вот Свирин сейчас пишет вполне, чуть-чуть по его сценариям тоже можно. Нет, есть, безусловно, много книг, по которым можно играть, Громов само собой, великолепно просится на любой сценарий.

На самом деле вариантов огромное количество и преобразовать любой рассказ, любую эту книгу в сценарий — да как два пальца об асфальт. Никаких сложностей, сядь, прочитай и дальше ты все построишь. Книги расписываются, эпизоды подробно детализируются, как я свои, например, и у некоторых других писателей тоже такие вещи есть, они абсолютно зрелищны. Читаешь и ты это видишь. А, если ты это видишь, ты это сможешь сделать. Когда ты начал читать предложение, а концу ты теряешь мысль что было в начале, ты ничего никогда не поставишь. Вот хоть вывернись, хоть впятером сидите, все равно ничего не выйдет. Когда четко понимаешь, откуда что растет, когда объясняется действие, поступки, когда ясна мотивация – запросто.

Ну и последний вопрос. Что тебя держит в страйкболе, почему ты до сих пор им занимаешься?

В общем-то, меня никогда ничего не держало, мне просто это нравилось и все. Я с удовольствием встречаюсь с людьми, которые меня знают. Потом есть еще маленький такой нюанс, что не надо закисать. Когда ты куда-то реально выскакиваешь, как хорошо сказал «Мужик»: когда вас убили в страйкболе, то надо радоваться, что у вас есть шанс понять, что вы сделали не так. Ибо  в жизни  второго шанса не дадут.

Я занимаюсь стрелковой подготовкой, причем достаточно давно и профессионально и это, кстати, прекрасно со страйкболом корреллируется.  Одно другое великолепнейшим образом дополняет. Я ввел страйкбольное оружие в стрелковую подготовку, оно великолепно там работает. Опять же, приезжаешь, смотришь – сегодня сделали так, завтра сделали так, организовали вот это и вот это. Это всегда интересно. Есть какие-то нюансы, которые для себя почерпнул. Прекрасный пример хорошей организация игр — Лаврик, очень хорошо идет. Он старается продумать мелочевки какие-то, чтоб не было зависаний, чего-то еще. Он очень старается, и у него это получается, может быть не все, но получается. По крайней мере, человек хочет, человек что-то для этого делает, а это, в общем-то, очень большая редкость в наше время. А в основном у нас сейчас так:  человек пишет сценарий, шикарная вводная, там видео какое-то, думаешь, ну сейчас будет! Приезжаешь – «я дал вам полигон, бодайтесь, как хотите!» К чему тогда была вводная, кого касался этот видеосюжет, где там блин чего — бог весть, никому ничего не понятно. Бегаешь по полигону, пытаешься понять, что случилось, зачем я сюда приехал? И не просто для того, чтобы там кого-то пострелять. Хочется какого-то  реального процесса, который был бы осмысленным, когда понятно с чего началось, когда понятно, что надо сделать чтобы оно пришло к какому-то логическому завершению. Не хочется просто бегать и палить, хочется результата.

Конторович Александр Сергеевич
родился: 15.07.57
город: Москва
в страйкболе: c 2004
команда: Woodcats


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.