Нэли

Как и с чего для тебя начался страйкбол?

Стайкбол для меня начался сразу с двух направлений, которые в результате слились в одно. Первое – я вступила в клуб исторической реконструкции «Ратник» (1 кава). Я познакомилась с ними совершенно случайно, на одном из их выступлений. Позже я узнала, что они занимаются и страйкболом. И второе, параллельно познакомилась с ребятами, которые занимались ролевым движением.

Это был примерно 1998 год. Да, 1997-1998. Я приехала на ролевую игру и познакомилась там с человеком по имени «Альт» (Леха), который тогда с «Лео» хотел начать играть в страйкбол. Через «Альта» и «Лео» я познакомилась с группой ребят, которые делали ролевые и техногенные игры и хотели играть в страйкбол. Мы начали тренироваться. Тренировались год и, наконец, смогли приехать на Открытие, чтобы познакомиться и поиграть. Мы сделали команду «НМН» (теперь «ЗЛО). «Лео» сказал, что в страйкболе все очень и очень серьезно, там очень закрытая группа людей, которая к себе никого не пускает, мы должны доказать свое право быть в страйкболе. Тогда «Лео» вел переговоры с «Рыбаком» (Костя). Тогда в страйке были «Драгуны» (Солдаты вне времени), «Лесные Котики», «Черная Гвардия», 1 кава. Оззи по-моему, входил в состав 1 кавы – но не факт – не помню. Причем, в команде у нас было человек 15 и у нас было всего два привода. Как сейчас помню, М16, который мы как-то купили у друга. Я как раз у «1 Кавы» купила два кольта. Все остальные были со спрингами.

Первое наше открытие – это Лытка (камни). Вели себя крайне прилично, культурно, всего боялись. А потом сдружились с «Бандитом», с Драгунами, вообще нашли общий язык «на ура» и с остальными тоже. Мы просто пить не могли столько, сколько они пили. Но ничего – научились потихоньку.

Соответственно, мы поиграли со всеми, а потом ребята сказали «а теперь прописка». Мы: «То есть?» В общем, нас 10-12 человек, запихали на вершину холма, а все остальные начали это холм штурмовать.

Было прикольно. Нас, конечно, всех убили. Но мы, между прочим, все грамотно заняли позиции: на верх холмов посадили два привода, а все остальные улеглись вокруг холма. Я, кстати, с двумя пистолетами лежала внизу, и в первый раз столкнулась с понятием «несознанка», потому что мимо меня шли двое ребят, которые меня не заметили. А я всадила из своих пистолетиков две пули в бок одному из парней, но поскольку он стрелял из привода от бедра, так сказать, и был в восторге, он просто повернул привод в мою сторону, попал в меня и пошел дальше. Нет, было очень хорошо, было очень кулуарно. Мы буквально за первую игру узнали всех. В общем, нас пустили в страйкбол, и мы как уже начали выезжать на мероприятия.

Конференция была тогда менее популярна (если вообще была). Это, наверное, был год 1999, если мне память не изменяет, или начало 2000-го, сейчас не помню. Инета почти не было, и все встречались в клубе на Авиамоторной и на Киевской. Узнавали информацию о следующих играх, общались и бухали. Там было пять человек – командиров команд, которые спокойно все решали по полигонам, и мы ехали куда было нужно. Играли в основном на полигонах, которые предоставлял «Бандит». Это Красноармейск, потом нашли Тучково чуть попозже, это уже 2002-2003 год. В Тучково играли Рыбак с Бандитом на пару, они как раз в тот момент нашли этот полигон. Подосинки, понятно, были с самого начала. Лыткарино постоянно использовали: там либо тренировались, либо играли. Лытка — и Камни, и ЗИЛ. Там тогда спокойно можно было бегать, особенно на Камнях. На Камнях вообще было хорошо, там подъезд в тот момент еще не до конца завалили — сейчас там перегородили — а в то время можно было на машинах прямо до места тренировки доехать. У Бандита еще на даче было хорошо тренироваться

Таким образом наша команда привела в страйк очень много ролевого народа, который серьезно «заболел» страйком и остался в нем играть.

А снарягу тяжело было добывать?

Со снарягой было по-разному. Разумеется, объемы и цены были совсем другими, не то что сейчас. Везли из-за рубежа, плюс вернисаж в Измайлово. Измайлово был основным поставщиком военной формы для команд-реконструкторов. Мы закупались вначале в Сплаве. Часть драгун на тот момент одевались в ЛЕС21М — форма, которая покупалась в «Сплаве». Военторги и различные секонды. Искали, где могли. И там же покупались береты, нашивки, шевроны и т.д. Наш первый комплект формы, в которой НМН играл – он тоже был куплен в «Сплаве». Достаточно поганый комок, синтетика. Часто я играла в КЗСе. Потом мы договорились с Драгунами, перешли к ним и переоделись в их форму на МП СССР. Нам понравилось играть с Драгунами. Через пару лет часть ушли из Драгун обратно в НМН, часть в новые проекты (я, например), часть осталась играть у Драгун.

С приводами было очень тяжело, привозились исключительно из Японии, либо друг у друга покупали. Из Японии, кстати, только маруевские тогда были, если мне память не изменяет.

Маруй исключительно возил Бандит, абсолютно точно возил «Мак Дак», возил «Слим». Я, например, свой первый привод брала у Бандита.

А какой он был?

МП5. Мне Сашка его привез. Соответственно, у меня был МП5, 4 механы – все. С ним я бегала очень долго. Я всю разведку в Драгунах с ним отбегала, пока не перешла в Британию. Я даже, наверно в Британии года два еще бегала с МП, пока не набрала денег на М4.

А когда ты в Британию перешла?

В Британию перешла, наверно, году в 2000. Там все быстро как-то происходило, буквально за пару месяцев. После Закрытия 2000 года я ушла из команды, меня забирает Илья (Танк) – мы были с ним знакомы по техногенным играм, и мы начали делать Британию. Он меня увлек Британией на тему Фолклендской войны 1982 год. Соответственно, зима у нас впереди, мы сшили форму, потому что купить ее было невозможно в количестве 10 комплектов. Свитера даже специально вязали на заказ. На вернике мы смогли купить разгрузы 58 года, они стоили там по три тысячи рублей. На то время это было самое обидное, что вещей не было. Броники мы шили у Кетуры, как на Вьетнам амеры. Такие не купить, это было  все сшито специально. На обмотки был распущен один свитер. Краги сшили из брезента сами. Береты купили краповые по удостоверению одного из бойцов. На Курском вокзале, как сейчас помню. Он поехал и купил, они назывались краповые, хотя цвет был марун, мы продавцам доказывали – вот краповый, а вот марун, но нет, в декларации записано как краповый, поэтому ничего не знаю. Берет один был правильный – у Танка-командира. Кокарды достали сейчас и не помню как. Кажется, командир смог. Нашивки – синий квадрат сами вырезали и обметали, британский флаг мы еще как-то достали. Однотонные штаны, конечно, закупили. На вернике стали заказывать английскую форму и народ стал возить. Стало легче. Мы начали потихонечку покупать. Кстати, огромное спасибо Андрею Каращуку («Оззи»). Если бы не его советы и контакты – было бы гораздо сложнее что-либо нормально собрать.

Какие игры были в страйкболе до 2005 года?

Вначале все было кулуарно. Игра на 100 человек – это уже большая игра. Из новых проектов: Вьетнам 2001 или 2002. Открытие — Закрытие понятно, это классика. А игры проводились как сейчас тренировки – то есть на клубе собрались «ребят, давайте игру сделаем?» —  «Давайте». Есть полигон, есть сценарий, поехали, сделаем? Ну, поехали. Вот как сейчас 2-3 команды собираются и говорят «ребят, давайте, потренируемся» — «А давайте, у нас свободно» — «И у нас свободно, поехали». Вот примерно также.

Вьетнам – тематическая игра, которую замутили с подачи первой кавы (Денис – «Слепой»). Амеры были – это первая кава, Драгуны сделали Вьетконг, я замутила мирку с помощью команды, «Оззи» подогнал своих. Так и пошло.

«Бандит» с «Рыбаком» делали игры. Вдвоем. В общем, мы приезжали, играли и уезжали – сценарий был прост. «Шурикелло» делал бар. «Бандит» с «Рыбаком» – игры. Все помогали как могли.

Вот, например, яркие игры, которые я вспоминаю – Открытие — Ельдигино (мокрая война, первый раз кава использовала технику), Красноармейск, Подосинки, то есть, получается, наверно, четыре игры в сезон, именно таких страйкбольных крупных, помимо тренировок и прочих кулуарных выездов.

А какая была самая интересная игра?

Мне очень врезалась в память одна игра в 2002 году – это как раз мокрая война в Ельдигино. В Ельдигино совершенно убило несколько вещей. Первое — это шикарная атмосфера получилась на игре, второе – это то, что там была низина и было одно здание, и два дня игры над нами шел дождь. То есть, когда мы выезжали встречать людей к станции на машине, то на трассе – яркое солнце, а прямо над местом игры  висит туча. И она висела два дня. Именно над полигоном. Сколько уже народу говорило про игры потом: «Там трое суток шел дождь». Но это было затянуто все небо. А тут именно над нами. И там первый раз, если мне память не изменяет, была использована техника на играх. Именно в тот момент я поняла, что техника на игре может быть использована только исключительно как прикрытие пехоты – это первое, и второе – перевозка людей, то есть, когда надо идти четыре, пять, семь километров — нужно тупо довезти людей, чтобы они вышли и пошли дальше сами. Ибо техника – это большая могила. Объясняю почему, если ее неправильно использовать. Мертвятник был в ста метрах от здания. Игроки садились в эту свою большую машину с кузовом, американская, понтовая. Машина с большим кузовом, с откидывающимся брезентом, они так красиво десантируются из нее. Они соответственно подъезжают к входу здания, кидают дымы, открывают кузов, мы из окон делаем ТРА-ТА-ТА, они закрывают кузов, уезжают в мертвяк. Они так делали 4 раза! В результате чего плюнули и прошли пешком эти сто метров. Теперь когда все говорят «у нас техника, Нэли, ты что? Мы их всех сейчас». Я отвечаю: «Так, хорошо, на технике вы покатаетесь, доедите, куда там нужно. А далее пойдете за броней, она вас прикроет, чтобы по вам сразу не попали. Если вы хотите поехать внутри техники — не вопрос, ок, но вас убьют одной гранатой или очередью». Вот, это самая врезавшаяся в память игра.

Все остальное как бы воедино слились. Каждый Вьетнам уникален по-своему. О каждом есть что рассказать.  Особенно первых два Вьетнама интересные были. Хотя там еще было очень тяжело с внешним видом, но мы старались. Там просто происходило очень много замечательных вещей.
И еще мне очень сильно запомнилась первая игра, где я командовала стороной. Это уже в СК. Это было Закрытие 2005 года, меня первый раз поставили на командование стороной, причем, сценарий «Бандит» сделал очень сложный.  Было изначально меньшее количество людей и нужно было захватывать шахты, чтобы ввести дополнительные силы из мертвяка. В игре было 20-30% людей, а остальные сидели в мертвятнике и ждали выкупа. И захватывая шахту, на которой написано, к примеру «шахта №357, 20 человек», ты можешь из мертвятника вывести 20 человек. Один из твоих живых бойцов сидит в мертвятнике на связи, и передаешь заказ. Я схитрила… До игры проговорила со всеми сильными командами, которые в мертвятнике были, и попросила их подождать моего найма. У меня тогда разговор с «Кразом», у него 30 человек, говорю: «Краз, понимаешь, я вряд ли смогу сразу захватить шахту, по которой смогу выкупить вас всех. Он: «Да» —  «Но я очень хочу, Краз, давай договоримся так. Я сначала набираю себе по 10 человек, чтобы у меня хотя бы кто-то был на стороне. Ты, чтобы не скучать, можешь часик поиграть в диверсантов, потом вернешься в мертвятник, я пока захвачу 2-3 шахты и тебя выкуплю». Я провела такие переговоры с некоторым количеством команд. Они не нанимались на другую сторону, ждали, когда подойдет мой человек и заберет их. Сашка на эту тему тогда на меня очень сильно обиделся, типа нельзя было договариваться до игры. Но это не было запрещено, так что считаю это тактической хитростью. Противоположной стороной командовал «Асмодей».

Именно на той игре мы первый раз сделала сильную, укрепленную базу. Мы провели туда электричество, привезли генератор – по-моему, тоже первый раз на базе был использован генератор. Поставили прожектора. Первое командование — и сразу суточное. Мы захватывали шахты и, самое главное, я все номера шахт и время взятия записывала. Это помогло, когда пришел в мертвятник «Бандит» и стал проверять наем людей из мертвятника, согласно взятым шахтам.

Мы ночью сидели на базе за светом прожекторов, смотрели, как пытается подползти противник. «Коловрат» и «Краз» меня тогда чудесно развлекали всю ночь. Мы сидим под прожекторами, пьем, говорим за жизнь – так мы встретили рассвет. После этого я начала командовать практически постоянно.
Хотя свое право командовать пришлось очень трудно зарабатывать. Много было выпендрежа и отказа подчиняться. Но справилась как-то.

Кстати, еще одна очень запоминающаяся игра – это «Шармут» и первая «Пиратка». Я приехала туда на втором месяце беременности. У меня уже были билеты куплены, и о том, что беременна, узнала за два дня до выезда. Поэтому я, соответственно, ни на каких катерах уже там не каталась, я доехала до острова, поставила стационарную палатку, нашла себе укромную ямку, поняла, что я охраняю вот эту базу, никуда я хожу с этой базы всю игру, и ни по каким буеракам  не прыгаю. И не смотря на это, я полностью сорвала «Шармуту» атаку со своего фланга.

Это как?

Я там хорошо сныкалась, у меня была очень удачная позиция – с одной стороны было огромное озеро, через которое ребята с той стороны не достреливали, а если и достреливали, то навесом, они падали в елочные ветки, которые были надо мной,  либо в воду передо мной, а до меня напрямую шар не доставал. Я как раз тогда была с МП5 и 90 шаров в каждой из четырех механ. С другой стороны от меня был очень большой, лесистый перешеек, а потом вообще пляж – его ребята держали хорошо, с пулеметами. Соответственно, народ пытался пройти по перешейку, и я их убивала. Причем, народ там офигивающе оборачиваются, а я в КЗСе, шапке-маске, меня не видно: елочки чуть шевелятся, и все. А КЗС, он мне всегда нравился – в нем реально не видно. Он хорошо местность имитирует, особенно когда солнце реально похож на солнечные пятна. У меня кончились шары, перезарядила все 4 метаны, вылезаю, смотрю: прорвались несколько бойцов. Они там до окопа дошли и спиной ко мне стоят. Я даю одну очередь и ныкаюсь обратно.  Вылезаю, смотрю: кто-то ушел с красной повязкой, никого больше нет. А в это время Юрка «Хантер» просек, откуда стреляют, и достает меня первым. После игры Страйк 37 мне вручил золотой слиток — мы тогда за золотые слитки воевали — как самому отличившемуся бойцу. Мне было очень приятно,

Как ты относишься к тому, что для многих стайкбол перестает быть хобби и становится образом жизни?

Лично я отношусь к страйкболу как к хобби, интересному времяпровождению, никогда не путаю стайкбол–игру и свою личную жизнь. Но, с другой стороны, кто-то в воскресенье не может не поехать кататься на велосипеде. Кто-то не может не пойти в воскресенье в зоопарк с ребенком, кто-то в воскресенье не может взять и не выпить пива. Не представляет себе человек выходные без страйкбола, ну и замечательно, пусть играет.

А для кого-то страйкбол стал таким массовым и большим, что увлечение переходит уже в спорт.

А почему нет? У каждого свой страйкбол – хорошая фраза, которую давным-давно придумали. Есть страйкбол, между прочим, и у «дрищей», которые насосную станцию берут регулярно, они тоже называют это гордо страйкболом.

А вот давай, кстати, поговорим об этом явлении. Откуда и почему появляется та молодежь, которая не хочет воспринимать традиции страйкбола такими, какими они задумывались?

Отчего пошло, в принципе, ролевое движение? Почему подросткам стало скучно жить в мире со своими родителями, с социумом? Это ведь началось в 70-80-е годы. А на западе еще раньше, сразу после второй мировой. До нас это докатилось гораздо позже. Соответственно, это все приходит к нам в тяжелое время, когда государству стало плевать на молодежь, на детей, на подрастающее поколение. Когда дети поняли, что они не нужны никому вообще. Что делать? Пойти тупо без идеи пиво пить вроде как бы еще не приучены, советские-то дети. И вот как раз тогда пошло развитие ролевого движения. То есть пошли вот эти кабинетки, ДНД. Вот подросток, у него, допустим, семья: мама и папа инженеры, 90-е годы, денег нет, родители работают на трех работах, пытаются поднять детей. Как ему социализироваться в обществе? Он не знает, кто он в социуме. Он подросток, ему нужно, как любому подростку, любому человеку, попробовать разные роли: отца, подчиненного, главного, а он и ребенком-то нормальным не был, по большому счету. Социум ему этого не дает, семья не дает, а ролевка — дает. Он приходит в ролевку, его там воспринимают таким, какой он есть. Ты косноязычен – не страшно, ты заикаешься – не страшно, ты кривой – нам пофигу, ты еще что-то не умеешь – не страшно, научим. Это фактически семья получилась. Страйкбол тоже, как ролевка, получился как семья – со своими законами. Например, крысятничество никогда нигде не любили, за это везде наказывали. То есть существовали свои нормы морали и так далее.

Ты приходишь, попробовал себя в роли подчиненного. Не понравилось — попробуй себя командиром. Ты приехал на ролевую игру, например, командиром. Или приехал принцем прекрасным, понял, что это скукота. Рабом можешь приехать, служанкой — кем хочешь. Заявился, поиграл, тебя увидели, заметили. Всем пофигу, что у тебя рваные джинсы и кроссовки, всем пофигу, кто твои родители, но заметили тебя, твою личность, как ты работаешь на игре, что ты из себя представляешь, чему ты хочешь и можешь научиться. Для сильных людей, которые хотели чего-то добиться в жизни, ролевка явилась, собственно, отдушиной, в которой они смогли найти себя, социализироваться и пойти дальше. Если посмотреть, сейчас люди, которые тогда начинали ролевку, сейчас очень сильно поднялись.

Но, с другой стороны, много и таких, кто не пробился наверх, но, допустим, понял, что он всю жизнь проработает продавцом в магазине, и ему это нравится, потому что он на ролевках играет роль принца. Не важно, тоже вариант. Он счастлив, он, по крайней мере, нашел себя, нашел друзей, он не пил пиво без темы в подворотне, не курил анашу, не кололся, не разбивал машины. Ролевики никогда не были быдлом, стоящим возле подъезда.

А страйк изначально был игрой не для всех. Дорогая форма, дорогие привода, дисциплина и командная ответственность. Вот не желающие подчиниться правилам, вечные дети и превращаются в «дрищей». А ведь считают себя правыми. А свой страйкбол единственно верным.

Когда ты читаешь какую-то книгу, возникает ли у тебя понимание того, что ее сюжет мог бы стать хорошим сценарием для игры?

Бывает.

Раскажи, пожалуйста, чуть подробнее про свой кельтский проект, про Ирландию. Есть планы?

Дело в том, что тему Ирландии — Ольстер «Улицы в огне» — очень давно вынашивал «Оззи». В принципе, он очень жесткий реконструктор – вплоть там до носков и прочего. Внешний вид даже, то есть если уж это усы, то, значит, будут усы и кудри, понятно, да? Вот, у него одна из тем — эпоха конфликта в Северной Ирландии. Но нет протестантов, нет гражданского населения, и нет британской армии как таковой. Мы с ним встречалась, по-моему, года два назад, и с этой темой возились – мы тогда договорились, что первая игра проходит по сниженному дресс-коду. Игра, которая, грубо говоря, еще и не началась, ее еще даже не попробовали, требовала кучу вложений. Мы договаривались еще год, а потом мне надоело, и я стала все делать сама. Вот как будет, так и будет, вообще без антуража – значит, без антуража. Ну вот, у нас прошла уже третья игра. Первая у нас вообще вылилась в тренировку британских команд. Вторая прошла максимально в стрельбе, а третья игра прошла максимально в ролевке. Ролевики отыграли шикарно. Британцам безумно понравилось, они хотят эту тему развить дальше. 80-е годы 20-го века. Четвертая игра пройдет в начале июня 2013 года. Ирландия будет продолжаться в любом случае, проект интересный, проект замечательный.

Как ты относишься к таким направлениям в страйкболе как Сталкер, Фоллаут и прочие?

Обожаю, я обожаю Фоллаут, я обожаю ролевки. Я обожаю Сталкер. Я давно для себя решила, что мне интересней быть командиром, игротехом, ролевым персонажем и так далее. Поэтому я с удовольствием езжу в образе: если я ученый — то в халате, если я командир орков, то я вся в меху с топором, народу это нравится. Да и организаторам не нужно морочиться, искать командира стороны, они понимают, что все будет сделано, у них адекватный командир, который в состоянии прислушаться, всегда доступен и нормально все сделает. Я очень давно хочу попасть на Сталкер, но пока у меня не получается.

Ну, и последний вопрос. Почему ты не уходишь из страйкбола, что тебя держит?

Какой интересный вопрос. Друзей, наверно, терять не хочется, потому что, уходя из страйкбола, то всю эту компанию, конечно же, теряешь. Лес я очень люблю, причем, люблю не как турист 20 километров прошагать под рюкзаком, а просто прогуляться налегке. А потом знаешь, за что я еще очень сильно люблю страйкбол – это незабываемый кайф, когда ты приходишь после суточный войны, мокрый просто что пипец. Полностью. И ты снимаешь привод и мокрую одежду. Я помню после Кровавых Алмазов в том году, я пришла, переоделась, вышла и сказала «Ребята, у меня трусы сухие, мне сейчас ничего больше в жизни не надо. Если бы мне дали еще бутылку пива, у меня вообще было все прекрасно». Где ты еще вот такой огромный кайф из каких-то там мелочей испытаешь? Не будет хватать, наверно, всей этой атмосферы  — а не только адреналина или экстрима. Ну, зацепило, зацепило, да. Очень сильно зацепило.

Крохичева Татьяна Михайловна
родилась: 11.05.1977
город: Москва
в страйкболе: c 1999
команда: 2 Para C coy

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.